ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава

Колонисты демонстрировали гостям свои спальни, клубы, классы, демонстрировали и обьясняли плакат-план первого квартала, но цехов не демонстрировали. А гвоздем вечера был непростой и радостный дивертсимент. Выступали и певцы, и чтецы, и акробаты. Дети проявили свою постановку, которорая называлась: «Путешествие первомайцев по Европе».

В этой постановке принимал участие и ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава Ваня Гальченко, но основная роль принадлежала Фильке Шарию. Филька изображал Макдональда. Это было очень увлекательное представление. И гости и колонисты много рукоплескали, когда дети выстроились один за один гуськом, свет на сцене угас, а в руках у актеров зажглись электронные фонарики. Оркестр заиграл "Поезд". Под звуки этой музыки малыши ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава-первомайцы уехали в свое путешествие. Они в пути имели любознательные встречи с Пилсудским, с Муссолини, с Макдональдом и другими "деятелями". Каждый хвастал перед ними своими делами, но первомайцев одурачить тяжело: они отлично умели разглядеть, что делается в Западной Европе.

Огромное воспоминание произвело выступление Соломона Давидовича. Он вышел на сцену в новеньком корчневом ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава костюмчике. Конферасье Санчо Зорин обьявил:

– Соломон Давидович прочтет отрывок из "Бориса Годунова" Пушкина, под редакцией Игоря Чернявина.

Крейцер, сидячий в первом ряду, наклонился к уху Захарова:

– Как это Пушкин под редакцией Чернявина?

– Каверза, естественно.

Соломон Давидович нахмурил брови и произнес выразительно:

Достигнул я высшей власти,

6-ой уж месяц царствую ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава расслабленно.

Крейцер произнес сковзь зубы:

– Мерзавцы!

Соломон Давидович читал:

Мне счастья нет. Я задумывался, собственный люд

В цехах на производстве успокоить...

Многие колонисты встали. На их лицах ещё неразговорчивый, но нескрываемый экстаз. Сидевшая рядом с Захаровым учительница Надежда Васильевна улыбалась мечтательно. Захаров опустил веки и пристально слушал. У Крейцера ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава поблескивали глаза, он даже шейку растянул, следя, что происходит на сцене. Соломон Давидович с большой катастрофической экспрессией очень звучно читал:

Я им навез станков, я им сыскал работу.

Они ж меня, беснуясь, проклинали!

Колонисты не выдержали: изредка кто остался на месте, они приветствовали чтеца громкими рукоплесканиями, их лица выражали ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава реальный эстетический пафос.

Соломон Давидович не мог не улыбнуться, и его ухмылка ещё усилила восхищение слушателей. С нарастающим чувством он продолжал, и зал затих в предвидении новых эстетических удовольствий:

Кто ни умрет, я всех убийца потаенный:

Ускорил и коробки кончину,

Я отравил литейщиков кротких!

Тяжело стало чего-нибудть разобрать в ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава наступившей аплодисменты: звучный хохот потонул в обезумевших рукоплесканиях, что-то орали колонисты, Крейцер смеялся больше всех, но произнес Захарову:

- Нужно этих редакторов взгреть все-же! Разве так можно?

Соломон Давидович, сияя покрасневшим лицом, удовлетворенной плешиной и новым костюмчиком, протянул руку к залу:

- Дайте же кончить!

Колонисты закусили губки. Соломон ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава Давидович сделал шаг вперед, положил руку на сердечко, закрыл глаза:

И все тошнит, и голова кружится,

И мальчишки наглые в очах.

И рад бежать, да некуда. Страшно!

Да, жалок тот, у кого средств нет!

Он кончил и робко опустил глаза. Но такую сдержанную, хотя и актерскую, позу недолго ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава можно было выдержать. В ответ на бурный экстаз публики Соломон Давидович тоже расцвел ухмылкой, позже гордо выпрямился, поднял ввысь палец и только после чего начал кланяться, ибо публика все продолжала орать и рукоплескать. В конце концов закрылся занавес.

В антракте Соломон Давидович пробрался к первому ряду, гордо отвечал ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава на приветствия колонистов, улыбаясь снисходительно, пожал руку Крейцеру:

- Ну как? Какие аплодисменты!

- Слушайте, Соломон Давидович! Вас надули эти мерзавцы!

- Как надули!

- Они вам подсунули другие слова.

- Другие слова! Не может быть. Вот же у меня слова.

- Ай, ай, ай! Вот... прохвосты. Смотрите, этот самый Борис Годунов гласит только о ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава производственных делах колонии им. Первого мая.

- По правде?

- Как же: "Я им навез станков, я отравил литейщиков". Это не Борис Годунов, это вы, Соломон Давидович! И наглые мальчишки...

- А Пушкин, означает, не так написал?

- Я думаю: у Пушкина мальчишки кровавые, а тут наглые.

- А вы понимаете: они-таки, вправду, наглые ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава! Как у Пушкина про литейщиков?

- Про ваших литейщиков? Какое ему дело? Он же погиб 100 годов назад.

Соломон Давидович от всей души возмутился:

- Ах, какое нахальство! Я на данный момент пойду! Я им скажу!

Соломон Давидович ринулся за кулисы. Кое-кто попробовал убежать от него, но он изловил ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава Игоря Чернявина, головного редактора.

- Как вам не постыдно, товарищ Чернявин?

- А что такое?

- Пушкин совершенно не так написал.

- Не много ли чего? А вы понимаете, что Мейерхольд делает?

- Какой Мейерхольд?

- Столичный.

- У него тоже создание?

- И ещё какое! У нас хтоьнемного похоже на Пушкина, а у него так совершенно ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава не похоже. Такая мода!

- Мода, естественно, это хорошо, но при этом тут литейщики?

- Как же! Вы думаете, при Борисе Годунове литейщиков не было? А кто ружья делал, как вы думаете?

- Они ружья могли делать, но, может быть, у их такового дыма не было?

- Какой там не было! Разве они знали ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, что такое вентиляция?

- Они могли и не знать.

- Отлично вышло, Соломон Давидович! Вы смотрите, как всем понравилось. Скоро вам плясать.

Я боюсь сейчас плясать. написано гопак, а может, это тоже, как Мейерхольд.

- Добросовестное слово, гопак!

Соломон Давидович рассмеялся, взмахнул кулаком:

- А, черт его дери! Давайте гопак.

Соломон Давидович возвратился ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава к Крейцеру и успокоил его:

- Я их поругал, но они молвят: сейчас все так делают. Мейерхольд некий из Москвы, так он тоже так делает. Такая мода будто бы.

Крейцер обнял Соломона Давидовича, усадил рядом с собой:

- Правильно! А в общем отлично!

Через четверть часа Соломон Давидович в украинском ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава казачьем костюмчике, в широких брюках и в сивой шапке по-настоящему "садил" гопак на сцене. Легкая, тоненькая Оксана еле успевала убегать от него подкованных сапог. Сейчас колонисты рукоплескали без всякой каверзы: не могло быть колебаний, что Соломон Давидович потрясающий танцор. В его стариковской удали, в размашистой, смелой присядке было много полностью ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава уместного юмора и любви к жизни. Колька-доктор после танца прыгнул на сцену и произнес звучно:

- Лицезрели? Пусть сейчас ко мне не прогуливается с сердечком!

Соломон Давидович засмеялся обидно:

- Он не желает осознавать разницу: запорожцы эти самые умели плясать гопак до самой погибели, и у их ничего не делалось с ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава сердечком. А вы назначьте их управлять созданием, и вы увидите, сколько у вас прибавится пациентов!

КРАЖА

Через один день после праздничка Игоря Чернявин днем сбежал вниз в раздевалку, чтоб взять свое пальто. Колышек N 205 повстречал его внезапной пустотой: пальто не было. Рядом натягивал свое пальто Миша Гонтарь.

- Миша ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, моего пальто нет.

- Как это "нет"?

- Вот мой номер пустой.

- Спутал кто-либо. Ты выищи.

Игорь в обеденный перерыв пересмотрел все пальто: не изнанке воротника в каждом пальто был вышит номер, но двести 5-ого не было. Он произнес об этом дежурному бригадиру Брацану. Дежурный поглядел на него с ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава досадой:

- Что все-таки, по-твоему, украли либо как?

- Я обыскал всю вешалку.

- Нужно ещё раз поглядеть. Куда оно может деться?

Брацан отвернулся от него недовольный. Но после работы он сам отыскал Игоря и спросил его сумрачно:

- Нет пальто?

- Нет.

- У Новака тоже нет из четвертой бригады.

- Украли?

Брацан ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава ничего не произнес, видно было, что это слово ему не нравилось.

Вечерком Игорь пошел на рапорты бригадиров. Брацан доносил:

- Товарищ заведующий! Прошлой ночкой с вешалки украдено два пальто – Чернявина и Новака.

Захаров, как обычно, тихо поднял руку, ответил: "Есть!" И все присутствующие салютовали рапорту дежурного бригадира "в обыкновенном порядке". Но что ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава-то такое было особое в нынешней процедуре рапортов: в лицах не было развеселой бодрости, чувствовалось, что последний рапорт не восстановит дружественной непритязательности отноешний, колония не перейдет к обыкновенному вечернему настроению, никто не улыбнется и не будет острить. Вправду, приняв последний рапорт, Захаров стремительно погрузился на стул, выдернул из папки какую ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава-то бумажку, подперев голову рукою, стал читать, читать пристально, будто бы бы один остался в кабинете. А в кабинете стояли три 10-ка колонистов и, не шевелясь, молчком смотрели на него. Нестеренко шепотом спросил Брацана:

- Какие у тебя подозрения?

К вопросу Нестеренко прислушались, но все знали, что ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава пальто пропала и грабитель следов не оставил. Брацан, но, был дежурным, он должен был отвечать за собственный денек и, как следует, должен ответить на вопрос Нестеренко.

Брацан это осознавал, и он ответил звучно:

- От 12-ти до восьми дневалило четыре человека, все колонисты, естественно, из их подозревать никого нельзя. Лобойко, Грачев, Соловьев и ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава Толенко - все из моей бригады. Я за их ручаюсь: не уйдет, не уснет никто. А сейчас другое: из раздевалки нельзя пройти по другому, как мимо дневального. Означает, в окно, в форточку. Как? Форточки там очень мелкие, пальто тяжело продвинуть, очень тяжело, я сейчас пробовал. Спец делал.

- Как ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава ночевали сейчас? - спросил Захаров, не подымая глаз от бумаги.

- Инспектировал. Ночевали в порядке. И дневальные молвят: никто ночкой не выходил из строения, а последний пришел из городка Зырянский, в одиннадцать часов, был в командировке, по вашему распоряжению. такое дело... если б пропало одно пальто, произнесли бы... непременно произнесли: запамятовал где ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава-нибудь.

А то два пальто, из различных бригад, Чернявин Новака не много знает.

- Торский! Скрытый совет, на данный момент, тут, у меня.

- Есть.

В кабинете остались только бригадиры. Когда ушел последний колонист, Захаров откинулся на спинку кресла:

- Так... Гласите, что думаете.

Торский 1-ый развел руками, сидя на ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава диванчике в гуще других:

- Гласить тяжело. И подозревтаь небезопасно, никаких оснований. Я составил сейчас перечень, за кого нельзя ещё ручаться. Что ж... выходит девятнадцать человек... не стоит и обьявлять: два пальто того не стоят. Один вор, а восемнадцать на всю жизнь оскорбить можно. Просто неудача... ни 1-го вопроса никому ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава нельзя задать. К примеру, спросить, не выходил ли куда-нибудь ночкой...

- Нельзя никого спрашивать, - подтвердил Захаров недовольно.

- Нельзя, я и говорю.

- Вот я скажу, - зырянский придвинулся на край дивана. - Вот я скажу. 1-ое: пальто украдены не ночкой, а днем, когда все одевались. Это человек наглый сделал. Просто взял и ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава надел чужое пальто, при всех, может, и Чернявин его повстречал, когда в раздевалку заходил. А если б попался, отговорка легкая: по ошибке надел, ничего такового.

- Так не одно пальто, а два.

- Два. Только моего Новака три денька висело, он его не надевал, в цех без пальто перебегал, мои пацаны ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава обожают так делать. Означает, Новака ранее, может, ещё позавчера украли, а никто и не знал.

- Ты частично прав, - начал Нестеренко, но Зырянский сердито на него обернулся:

- Постой, я не кончил. 2-ое: пальто это и на данный момент в колонии, у кого-нибудь на квартире либо в деревне, только я ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава думаю, что не в деревне, а тут, у служащих, а может, из строй кто-либо за Каина работает. Это не по другому. В город пальто не понесешь: и видно будет, и время требуется; в рабочий денек нельзя, а в выходной денек наших много бывает на дороге в город. Оба пальто тут и ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава на данный момент, на нашей местности.

Все молчали. Зырянский был, пожалуй, совсем прав. Только Нестеренко выразил малюсенькое колебание:

- Ты частично прав, Алексей, а только у Чернявина пальто с правого фланга, а у Новака, напротив, с левого. Ты говоришь: надел и вышел, это может быть: надел и вышел, а ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава возвратился без пальто, у нас много без пальто бегают, здесь не разберешь. А только... как с размерами? Одно дело Чернявина надеть пальто, а другое дело – Новака. Выходит так, что работало двое. – двое не может быть, – произнес тихо Воленко.

- Почему не может быть?

- Не может быть. У нас таких ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава компаний нет. Одиночек можно подозревать, а таких компаний, чтоб вдвоем воровали, у нас нет.

- Воленко верно гласит, - согласился Торский. - Это один. Как он вынес, черт его знает, а только непременно, вроде как Зырянский гласит. Воленко, как ты думаешь насчет твоего Рыжикова?

Была названа 1-ая фамилия. У бригадиров лица ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава стали внимательнее. Воленко на минутку задумался:

- Из моей бригады можно кого-нибудь другого подозревать, Горохова, например, либо Левитина. Только Левитин в ближайшее время другим занят; Алексей Степанович наложил на него наказание за те записки, помните, в течение месяца расчищать дорожки в саду. Он этим делом очень увлекается, желает, чтоб его простили, старается ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава здорово, он воровать не пойдет. Горохов будто бы больше всего задумывается о собственном шипорезном, а сейчас план новый повесили, так у него в голове только и стоит: косой шип, прямой шип, да ещё какое-то приспособление делает, чтоб сходу больше концов запускать в машину. скажите, разве ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава в таком положении человек может украсть? Не может.

- Горохов не украдет, - произнес просто Торский.

- А Рыжиков? Рыжиков - пожалуйста, у Рыжикова совести, как у воробья. Но зато Рыжикову не надо. Он на данный момент зарабатывает больше всех в колонии. Он положил в сберкассу 50, а книгу мне дал, чтоб не растратить. Он ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава только об одном и задумывается, вроде бы заработать больше... Зачем ему воровать? Да Рыжиков ещё и новый, никого не знает, а без Каина обойтись нереально.

- Будь покоен, - произнес Брацан. – Это ты не знаешь, а Рыжиков знает, что ему необходимо.

- Да нет, рано ему знать, – протянул Нестеренко.

- Отлично, это ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава по первой бригаде. А у тебя, Левка?

Бригадир 2-ой, Поршнев, счастливый был человек, может быть, самый счастливый в колонии. У него всегда добродушно-красивое настроение, всегда он доволен жизнью, никогда ещё "не парился", и за какое дело ни возьмется, дело у него в руках тоже начинает улыбаться. И на ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава данный момент он только плечами пошевелил:

- Да... откуда ж у меня? У меня все люд... верный.

- За всех ручаешься?

- Да... чего за их ручаться? Они сами... поручиться за кого угодно... могут. Вы же понимаете.

Поршнева все обожали в колонии особенной, благодушной, размеренной любовью. Приятно было на него смотеть и смотреть ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава за ленивой волной радости, которая всегда игралась в его неторопливом взоре, в движении чертных, тенистых бровей, в улыбчивом подрагивании полных, отлично напряженных губ. А смотря на Поршнева, вспоминали и вторую бригаду: семнадцать мальчишек, будто бы нарочно собравшихся в бригаде. Им всем по шестнадцать лет, они все 1-го роста ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, все более либо наименее неплохи собой и повсевременно заняты делом и делом этим оживлены.

Практически вся 2-ая бригада работала в машинном цехе на фуговальных, рейсмусных и других станках. И создание у их говорливое, задористое, и вто же время по-настоящему деловому.

– Да, – произнес Нестеренко. – Во 2-ой бригаде некоторому.

По остальным бригадам ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава были кандидаты на подозрение; но тот чтением увлекается, у того 1-ый корнет занимает половину души, у третьего – модельный кружок, у 4-ого – дружба с Небольшим, у 5-ого – дружба с Колькой-доктором, у шестого – пятёрки по географии. 5-ая же и одиннадцатая бригады даже не позволили вспоминать о их по такому оскорбительному ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава поводу.

И когда кончили просмотр последней, десятой бригады, просмотр очень маленький, так как Руднев согласился подозревать только себя и ассистента бригадира, в совете стало тепло и гостеприимно, а Захаров произнес:

- Черт возьми! Какие люди у нас отличные, просто красота, а не люди!

Бригадиры обрадовались, засмеялись, теснее сели на диванчике ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, будто бы до утра собирались просидеть тут в кабинете. Нестеренко потирал руки от наслаждения:

- У нас люди, Алексей Степанович, мировые.

Захаров встал за столом, кинул на окно какую-то бумажку, прижал её рукою и задумался:

- Означает, так: один человек... завелся! Я думаю, не надо его находить. две шинели ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава - это пустяк. Поглядим, что будет далее. Может быть, это его последняя кража. Прошу вас об этой краже не гласить в бригадах. Сделайте таковой вид, как будто кражи никакой ене было. Согласны?

- Согласны, Алексей Степанович.

- Просто првык человек, - Захаров снисходительно улыбнулся. – Витька, распорядись, чтоб завтра же были выданы шинели Чернявину и ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава Новаку.

В бригадах не спал ни один человек, все ждали возвращения бригадиров.

Воленко пришел в спальню суровый.

- Ну как, отыскали? - спросил Садовничий.

- Мы... о других делах... больше.

- Не отыскали?

- Да как ты отыщешь? Кто-то один...

- Один... черт бы его побрал. Ой, изловить бы!

Рыжиков стоял среди ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава спальни, заложил руки в кармашки, забавно пыхнул ухмылкой:

- Это все заработная плата повинна.

- Почему? - заинтересовался Садовничий.

- Я вот много зарабатываю, а другому завидно.

Руслан Горохов пристально поглядел на Рыжикова:

- А кто... для тебя завидует?

- Да есть такие, что и на столовую не зарабатывают: Горленко, Толенко, Васильев и эти самые Гальченки ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, Бегунки...

Горохов прищурился:

- Ты на Бегунка думаешь?

Рыжиков не обожал таких пристальных взглядов:

- Да нет, я не думаю.

Он не спеша отправился к собственной постели. Руслан перевернулся на месте, провожая его взором.

- Чего смотришь? – вдруг обернулся Рыжиков.

- Очень... ты мне... нравишься! - побурчал Руслан. – неплохой ты человек!

Воленко опустил ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава глаза, поднял, поглядел пристально на Рыжикова, на Руслана, что-то тревожное дрогнуло у него в губках.

ДЮБЕК»

В четвертой бригаде были души впечатлительные и непоколебимые: они не могли допустить, чтоб два пальто остались неотомщенными.

Никто в колонии не знал, какие совещания состоялись в недрах четвертой бригады, никто не увидел ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава её операций, не считая... Захарова, дежурные бригадиры, может быть, и увидели, но только исходя из убеждений собственных дежурных (державных) интересов. Ранее члены этой славной "непобедимой"бригады щеголяли 2-мя особенностями. С одной стороны, их глотки отличались самой неумеренной склонностью к forte. Даже скрытые дискуссии они проводили так громко, что тяжело было разобрать, о ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава чем гласит каждый. Время от времени они напрягали глаза до самой загадочной нелегальной выразительности, но глотки их все равно удержать было нереально. Люди постарше, если им необходимо кого-нибудь позвать, поначалу оглядываются, имеется ли вблизи необходимое лицо. Пацаны были против таковой невразумительной растраты дорогой зрительной энергии ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава и более дорогого времени, тем паче что в их распоряжении всегда находится этот оглушительно-универсальный инструмент – глотка. И потому приглашение подходящего лица совершалось до боли просто: необходимо выйти на площадку лестницы либо на центральную дорожку парка и благим матом заорать, прищуривая глаза и даже приседая от напряжения:

- Володька-а-а!!!

Позже ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава прислушаться и, если никто не отвечает, опять закричать ещё более тошно:

- Воло-о-одька!

Поблизости этот призыв воспринимался достаточно ясно: зовут какого-то Володьку. но как раз поблизости звуки призыва не имели практической цели, данный Володька должен находиться кое-где далековато, в таких местностях, куда призыв доносился в ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава самой неопределенной форме:

- О-о-а-а!

И все же эти практически условные звуки производили всегда самое полезное действие. В колонии было 10 либо пятнадцать Володек, но узнавал своё имя только один, тот, которого в эту минутку звали. Другие, находившиеся на этот момент на местности колонии, только морщились. Дежурные ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава бригадиры очень преследовали схожую форму связи, в особенности если она употреблялась в коридорах либо на площадках лестницы.

- Это - с одной стороны. С другой стороны, пацаны всегда были склонны к некому сепаратизму. Дежурные бригадиры имели основания относиться к этому явлению подозрительно. Лишний сепаратизм всегда угрожал окончиться или разбитым окном в оранжерее, или рваным ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава костюмчиком, или другой какой-нибудь каверзой. Для дежурного было ясно, что в основании сепаратных действий лежит всегда сущий пустяк: муравьиная куча, соловьиное гнездо, старенькое колесо, брошенное кучером где-нибудь на заднем дворе, обнаруженная свалка консервных коробок. Подобные предпосылки вызывали обезумевшую деятельность мальчуганов, клики в различных концах двора... Возбужденные глаза ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, настороженные уши, открытые рты, предельные скорости, визгливые протесты и долгие экзальтированные клики где-нибудь за углом - все это не могло не беспокоить дежурных бригадиров. Вся колония помнит, как сначала прошлой весны бригадир седьмой Вася Клюшнев отсидел 5 часов под арестом за невнимательное дежурство. У Захарова в кабинете Вася ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава не опровергал, что посреди парней ещё утром наблюдался некий ажиотаж, после обеда они много орали и переносились от 1-го дома к другому и вокруг домов с таковой быстротой, что нереально было разобраться, кто, фактически, принимает участие в этой тревоге. Но Вася пошевелил мозгами, что это обыденный пустяк, вроде муравьиной ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава кучи, а позже оказалось, что дело было еще серьезнее: вся операция была крикливой до того времени, пока протекала их неугомонные глотки каким-то чудом были приведены к молчанию. В полной тиши, практически не делясь впечатлениями, пацаны скинули с крыши дома для служащих, с высоты 3-х этажей, кошку конторщика Семенова, кошку ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава дорогую - сибирскую. Этот акт не был вызван ни беспощадностью, ни мстительностью, ни пустым любопытством - в базе его лежала научная экспертиза: из салфетки был изготовлен достаточно доброкачественный парашют, кошка поместилась в 2-ух комфортных петлях, из их она, естественно, не могла выпасть. Вечерком все участники этого опыта стояли перед захаровым с ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава виновными лицами, но в глубине души не делили его возмущения. Захаров смотрел на их сердитыми очами. Он произнес:

- Я решительно не могу допустить такового дежурства. Это бесчинство, это раззявство, это полная неспособность держать в руках денек! Товарищ Клюшнев, я не ждал от тебя таковой слабости! Получи 5 часов ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава ареста!

На очах у "парашютистов" растроенный Вася Клюшнев принял 5 часов ареста, поднял руку и произнес "есть". Тогда Семен Гайдовский сделал слабенькую попытку осветить событие. Он произнес отчаянным дискантом:

- Алексей Степанович! Так салфетка нашлась! Она уже нашлась! И мы выстираем!

Захаров, но, нисколечко не обрадовался тому, что салфетка нашлась

Он будто бы даже ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава запамятовал, что салфетка была потаенно взята на кухне – событие, считавшееся самым небезопасным во время проектирования операции. Нет, Захаров на салфетку не направил внимания:

- Что же все-таки это такое? Целый десяток колонисов прется на крышу 3-этажного дома! Зачем? Какая цель? Скинуть оттуда эту злосчастную кошку!

У парней отрадно зажглись глаза ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава: Алексей Степанович преумножает несчастье! Какое несчастье?! Семен Гайдовский заорал на весь кабинет:

- Да Алексей Степанович! Алексей Степанович! Вы не понимаете! Она ничего! Она благополучно приземлилась!

И все пацаны заорали:

- Приземлилась!!! Она даже не мявчала! Разве она падала? Она никак не падала! Она же на парашюте!! Она ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава приземлилась на четыре ноги... и тот... побежала... взяла и побежала!

Все предпологали, что лицо Захарова просияет при всем этом удовлетворенном известии, все смотрели с ожиданием на его лицо, но... оно не просияло. Этот человек не способен был упиваться достижениями парашютизма. Он поправи пенсне и спросил в упор:

- У кошки ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава был парашют. А у вас был? Кто из вас был с парашютом? Кто?

Только вэтот момент пацаны сообразили, какое грех они сделали: полезли на крышу, не вооружившись парашютами. оказывается, Захаров кое-что осознает в парашютизме. К огорчению, он не принял во внимание, что для человека требуется парашют очень большой, салфетка для этого ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава дела не подходит.

Естественно, после чего варианта никто больше не влезал на крышу, но всегда подвертывались другие случаи. Дежурные бригадиры конкретно к этим случаям и относились подозрительно и потому вытерпеть не могли сепаратных начинаний четвертой бригады.

В последние деньки в колонии вдруг стало тихо, никто не звал громким ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава дискантом Володьку, нигде не собирались стайки мальчуганов и никуда с тревожным щебетанием не перелетали. И каток успел замерзнуть, на катке светились электронные фонари. Колонисты скользили на коньках то по быстрой прямой, то по кругу, то взявшись за руки, то в одиночку.

Даже дежурные бригадиры время от времени становились ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава на коньки, их красноватые повязки далековато были видны и как и раньше внушали почтение.

А четвертой бригаде было некогда. Володя Бегунок при всяком комфортном случае вылетал из кабинета и непременно встречал неподалеку кого-нибудь из четвертой бригады. гласили они при встрече либо не гласили, может быть, только, как муравьи, шевелили ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава невидимыми усиками, этого никто не знал, но после встречи расползались в различные стороны с задумчивыми очами, расползались не спеша, немножко шевеля бровями. Со стороны казалось, что ничто в жизни их в особенности не интересует, что они живут самоуглубленной жизнью. Но на всех путях колонии они торчали по двое, по трое ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, тихонько совещались и ещё тише приценивались к чему-то. На вешалке, в особенности по утрам, всегда чьи-нибудь глаза рыскали меж одевающимися. Издавна позабыто было обыкновение переходить в цех без пальто. Напротив, 4-ая бригада усвоила привычку без конца одеваться и раздеваться, и дневальные, кто постарше, недовольно ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава гласили:

- И чего вы шныряете взад и вперед? Оделся - и гуляй для себя.

Захаров, может быть, увидел нечто загадочное в четвертой бригаде, а может быть, и не увидел, а по другому как-нибудь вызнал, да и у него откуда-то появилась привычка прогуливаться по двору, по коридорам, входить в раздевалку, и ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава практически всякий раз приходилось ему встречаться с тем либо другим представителем четвертой бригады. Он отвечал на салют сдержанным движением руки и проходил далее. Его провожали суровые, внимательные взоры. Ваня Гальченко и Филька вечерком не пошли на каток, а прохаживались по главной дорожке парка и посматривали в сторону колонии, будто ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава бы поджидали кого-нибудь. Мимо их пробегали колонистки и колонисты с коньками, ветреный люд, скупой на утехи. Не спеша проходили старшие. Лида Таликова по-приятельски положила руку на плечо Вани и спросила:

- Чего ты таковой кислый, Ваня?

Тяжело было не улыбнуться Лиде, да и ухмылка вышла у Вани деловая:

- Ничего ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава не кислый. Это мы гуляем.

Ожили глаза и у Фильки, и у Вани, когда из-за угла литеры Б показался Рыжиков. Он даже похорошел, этот Рыжиков: есть особенный шик в том, как он идет в новеньком белоснежном свитере, без шапки. Его ноги ступают обширно, и он весь мало покачивается ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава; это походка человека, удовлетворенного жизнью. Рыжеватые волосы подстрижены кратко, от этого голова Рыжикова кажется более стильной, и лицо у него сейчас стало незапятнанное. Рыжиков не торопится, он закуривает париросу. Филька и Ванька без всякой торопливости направились на боковую дорожку, Рыжиков их не увидел. Он прошел вниз и небережно кинул ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава в сугробик огромную белоснежную коробку.

Когда он скрылся за деревьями, Филька поднял коробку, Ваня тоже устремил на неё глаза:

- Это папиросы. Написано как?

- «Дюбек».

- Отменная какая коробка.

Через полчаса в клубе они отыскали Малеханького. Филька, играя коробкой в руках, спросил небережно:

- А сколько стоит такая коробка?

- О, это очень ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава дорогие папиросы! Эта коробка стоит 5 рублей!

Ваня не мог выдержать, заорал на весь клуб:

- 5 рублей! За одну коробку?

Филька был человек опытный, он не заорал:

- А что ж ты думаешь? «Дюбек» – это, ты думаешь, пустяк?

- Ой-ой-ой!

Небольшой ушел в библиотеку. Ваня произнес:

- Он! Это он, и всё ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава!

- Украл?

- Украл и продал.

- А если он больше всех зарабатывает?

- Больше всех? А сколько он получает? 30 рублей? Да? 30 рублей?

- 30, а может, и 40.

- Так все равно, а папиросы одни стоят 5.

- А вот давай узнаем. Давай узнаем: он в первой бригаде?

- В первой.

- А ты спроси, ты всех знаешь ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава: ты спроси, какие папиросы курит Рыжиков?

- А для чего?

- А если никто не знает, означает Рыжиков прячет и никому не гласит. Он так... потихоньку... курит и не хвастает. А ты спроси.

Филька в тот же вечер узнал: никто в первой бригаде не знает, какие папиросы курит Рыжиков. Филька, как неплохой актер ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава, спрашивал умеючи. Просто ему любопытно было узнать, какие папиросы обожают в первой бригаде. После ужина Ваня выслушал рассказ Фильки и зашептал звучно:

- Видал? И никто не знает. А хочешь, я покажу для тебя представление?

- Представление? Где?

- А где-нибудь.

Они длительно прогуливались по колонии, и Ваня никак не мог ТАИНСТВЕННОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ 7 глава показать представление. Коробка лежала у него в кармашке так же терпеливо, как терпеливо Филька ждал представления.


tak-pri-provedenii-tendera-na-pechat-izdaniya-so-storoni-izdatelya-prisutstvuyut-neobhodimie-usloviya.html
tak-stalo-bit-klyuchi-est.html
tak-v-chem-i-v-kom-tut-problema.html