Таис Афинская, три тысячелетия спустя

Таис Афинская, три тысячелетия спустя


Издавна это было, да не имеет значения. Всё тут, всё в этих же местах, да где уж сейчас? Я стою в раздумье над чьей-то сказкой прошедших Таис Афинская, три тысячелетия спустя времен, как будто в ожидании снова же - только чьей-то радости не спетой. Во мне не малым морем колышется и плещет это таинственное время – время расцвета Эллады, и я исполняюсь благодарности к тому, кто смог Таис Афинская, три тысячелетия спустя передать запах такового ценного для меня духа. Ведь это был воистину умопомрачительный дух, к которому я, как завороженный, обязан ворачиваться вновь и вновь, чтобы попробовать показать для себя и другим Таис Афинская, три тысячелетия спустя - какими мы могли бы еще быть. Какими!

Настроения Эллады… Прочь хоровод исторических ошибок, прочь современность, вкравшуюся в это своенравное прошедшее, прочь наивность веры создателей всех мастей, прочь всякие другие дела. Настроение Таис Афинская, три тысячелетия спустя, сделанное и высказанное, ценно само по себе, вне всякого исторического либо другого литературного контекста; настроение, а тем паче женское настроение, стоит всегда селить в знаменитые времена, даруя современникам и современницам сладкое томление душ по Таис Афинская, три тысячелетия спустя уже недосягаемому для их эталону.

Что есть дух? Дух есть сначала нечто цельное, нечто единое и сплоченное, противостоящее всему и вся ради собственной цельности, ради постепенного раскрытия того, для чего он явился Таис Афинская, три тысячелетия спустя в этот мир. Непременно, что в собственной молодости хоть какой дух был душой, будто бы искавшей себя, но по сути уверенно ступавшей по неизведанной земле во полностью определенном направлении. Понятие «дух» мужского Таис Афинская, три тысячелетия спустя рода и поэтому принадлежит мужикам. Даме же принадлежит душа, которая, вроде бы она не стремилась к духу, достигнуть его сумеет только в другой жизни. Все сильные дамы перевоплотятся в парней, разве вы Таис Афинская, три тысячелетия спустя еще не знали об этом?


Я погружаюсь в собственный особенный сон и дух мой по моему велению отчаливает на шестнадцать годов назад к одной девченке, с которой он желает побеседовать о том, что Таис Афинская, три тысячелетия спустя ее ожидает… Вот она, - неловкая, стесняющаяся сама себя, живо и смело смотрящая по сторонам. Она посиживает на берегу некий реки, обхватив свои неописуемо длинноватые ноги роскошными же длинноватыми руками, и немного содрогается Таис Афинская, три тысячелетия спустя, когда я из-за ее спины вдруг обращаюсь к ней:

Я не знаю многого про раннюю Таис Афинская, три тысячелетия спустя душу Таис, и могу только догадываться о том, что в ней смешалось солнце и море, свобода и краса, сила и справедливость. Мне кажется, что она подобно для тебя, Аня, малеханькой девченкой обожала закутаться Таис Афинская, три тысячелетия спустя оголенной в различные большие платки либо накидки и плясать перед зеркалами танец 7 покрывал, напевая свои очаровательные песенки.

Служение красе, любви, всему светлому в жизни, - таким рисовалось ей ее будущее Таис Афинская, три тысячелетия спустя. Так же как и ты, в детстве Таис жила на маленький реке. Спустя годы эти милые мемуары – взгляни впереди себя - будут подходить время от времени к ней, пробегать печальной радостью и улетать вдаль Таис Афинская, три тысячелетия спустя. Светлый и горьковатый опыт жизни! Она выяснила неохватное море жизни, его власть и мощь, и это море совершенно не страшило молоденькую даму. Полная сил и убежденности внутри себя, она всегда стремилась Таис Афинская, три тысячелетия спустя далее…

Огромные сероватые глаза, смотрящие открыто и коварно, гордые брови, прямой нос, мало длиннющий и с низкой переносицей, особенная форма рта, соединившая эмоциональность с детским очерком недлинной верхней губки…- такая была Таис, и Таис Афинская, три тысячелетия спустя разве она непохожа на тебя? Вот только ростом она была тебя пониже.

Для такового смелого и живого существа не было другого пути в старой Элладе, чем путь гетеры, женщины-подруги, женщины-музы Таис Афинская, три тысячелетия спустя, которая не могла принадлежать ни одному мужчине, но должна была служить им всем. И если и есть для нее, гетеры, другое занятие, способное позволить ей сохранить себя, то лежит оно в дальнем будущем, к Таис Афинская, три тысячелетия спустя которому она возлагала надежды приплыть на волнах собственной судьбы.

Вот я вижу ее, как тебя на данный момент, немного сдвинувшую упорные брови. Так она время от времени старалась придать для себя выражение Таис Афинская, три тысячелетия спустя суровой и гордой жрицы, но оно не вязалось с радостным блеском ее глаз. Ведь глаза ее были озорны и в то же время серьезны – смесь вдохновенного плюсы и девичьего задора, - это присваивало Таис Афинская, три тысячелетия спустя Таис неотразимую привлекательность. Колоритная краса, веселье, фуррор и поклонение – все, чем была она избалована с 15 лет, по афинским верованиям могло навлечь гнев богов, за которым последуют несчастья. Но она изредка Таис Афинская, три тысячелетия спустя приносила жертвы ( она плохо искусна это делать), а выкупать счастье у богов считала несуразным. Она знала, что боги все равно могут нанести страшный удар в хоть какой момент, после которого хоть какое Таис Афинская, три тысячелетия спустя счастье покажется горьковатым. Нет, уж лучше медлительно подниматься на верхушку, а если и падать, то навечно. Она не была ни супругой и не дочерью аристократа, она не была королевского рода. Всего только гетера, игрушка Таис Афинская, три тысячелетия спустя судьбы, всецело зависящая от варианта! Она отлично понимала таковой собственный жребий, и это осознание не сослужило ей хорошей службы.

Послушай, Аня, скоро и для тебя предстоит выбирать собственный дамский Таис Афинская, три тысячелетия спустя путь. И выбор твой не настолько велик, как это может показаться. Как и много веков вспять для дам существует два главных достойных вида – хозяйки дома и гетеры-подруги. Оба они важны. Оба – вроде Таис Афинская, три тысячелетия спустя бы ты не пробовала выяснить их предпочтение друг дружке. Не стоит метаться пред судьбой в ощущении судьбоносности избранной роли, - воспринимай ту роль, которую даст для тебя судьба и не мучься колебанием. Я только Таис Афинская, три тысячелетия спустя скажу для тебя, что рожденная быть музой, но принужденная стать домашней хозяйкой, всегда будет несчастна. Не выяснила этого предпочтения и Таис. Она избрала роль быть музой, прелестной и милосердной, нежной, но жестокой Таис Афинская, три тысячелетия спустя во всем, что касается Правды, Любви и Веры, она возжелала быть бродильным началом, которое вдохновляет наилучшие рвения мужей, отвлекая их от зла жизни. Это нелегкий путь для смертной, и он не бывает долог Таис Афинская, три тысячелетия спустя, ибо только юные, полные сил дамы могут выдержать его. Пусть боги осчастливят и тебя этим выбором и пусть тогда они подарят для тебя счастье умереть юный. Ты не усвоишь меня на данный Таис Афинская, три тысячелетия спустя момент, но когда дослушаешь до конца историю Таис, тогда ты вспомнишь эти мои слова.

Таис увидят. Увидят в том числе и те, кто Таис Афинская, три тысячелетия спустя с давнешних времен идет по пути познания и духовного роста. Так нужные ей друзья-наставники появятся в её жизни непременно. Желая защитить ее и сделать еще посильнее, ее подвергнут ритуалам посвящения, посвящения в саму себя Таис Афинская, три тысячелетия спустя. Такое посвящение она пройдет в храме орфиков, верующих в жизнь на земле без боязни, прекрасную, простирающуюся повдоль и вширь, как светлая, устланная мрамором дорога. Вот какова, к примеру, была их мечта и Таис Афинская, три тысячелетия спустя забота. Но меня поразило знаешь что? Что орфики считали своими братьями по вере последователей Зороастра, 1-го персидского пророка, от имени которого произойдет имя и моего возлюбленного пророка, а еще то, что орфики Таис Афинская, три тысячелетия спустя повязывали своим посвященным пояса продольными цветами триколора русского флага.

Посвящение Таис заключалось в том, что ее оставят одну наедине с собой в незнакомом месте. Запомни, Аня, это придется пережить и Таис Афинская, три тысячелетия спустя для тебя. Никакой поддержки, не считая слова незнакомого для тебя человека, которому ты но будешь беспредельно доверять, ты не получишь от мира. И именно тогда, после посвящения странноватое чувство взлета неприметно Таис Афинская, три тысячелетия спустя стало приходить к Таис. Сама земля вкупе с ней устремилась к небу, готовому принять ее в свои объятья. Радуйся, супруга многозвездного неба! Таис казалось, что она соединилась со щедрой широкой Геей, ждущей соединения с Таис Афинская, три тысячелетия спустя темной сверкающей звездами бесконечностью. Величавая потаенна мира должна была вот-вот открыться ей. Она раскинула руки, все тело ее натужилось, стон мучительного нетерпения сорвался с губ.

Но темное покрывало ночи Таис Афинская, три тысячелетия спустя как и раньше висело над ней неизмеримой пучиной, таинственное мигание светил не приближалось. Резкий спад ее порыва не огорчил, а обидел Таис. Она увидела себя со стороны, ничтожную, небольшую, оголенную, на деньке чужого Таис Афинская, три тысячелетия спустя колодца, в безысходном круге больших и гладких каменных стенок. Её надуманное слияние с Геей было как будто кощунством, непостижимое осталось прежним, будущее не предвещало величавого и светлого. Таис захотелось вскочить и убежать прочь как Таис Афинская, три тысячелетия спустя самозванке, вторгшейся в запрещенное и, в конце концов, понявшей свое ничтожество. И только равномерно она подчинилась покою звездной ночи, и чувство убежденности внутри себя поменяло прежнее смятение. Сейчас пореже ее Таис Афинская, три тысячелетия спустя посещало нервное недопонимание того, для чего ее принуждают проделывать все это. О, я обожал Таис в это ее время, я и тебя, Аня, люблю уже на данный момент за то, что для тебя предстоит Таис Афинская, три тысячелетия спустя испытать, ибо, повторю, дороги ваши похожи.

И вот в один прекрасный момент острый луч одной из звезд приковал ее внимание и, проникнув через глаза в сердечко, разлился по телу Таис Афинская, три тысячелетия спустя голубым огнем колдовской силы. Хаотичный поток мыслей замедлился, почва под ногами покачнулась, и ее понесло неощутимо, плавненько, подобно кораблю в ночном море. Вышло первобытное слияние сил Таис с природными силами Геи, растворив ее Таис Афинская, три тысячелетия спустя в нескончаемом плеске волн судьбы. Поток времени принял ее в себя, поток, катящийся из неизвестности грядущего в подземелья прошедшего. Она сообразила, что если рвения её с самого начала были искренни и сильны, то Таис Афинская, три тысячелетия спустя сосредоточение и подъем духа наступят безизбежно. Она испытала сильную удовлетворенность за себя и сообразила, что нет с этого момента на земле силы, способной сломать ее либо вынудить унижаться. Она склонила в Таис Афинская, три тысячелетия спустя благодарности голову перед теми продвинутыми людьми, которые подарили ей это счастье быть самой собой и стать сильной.

После испытаний Таис стала более размеренной и мудрейшей. Она никому никогда не говорила о Таис Афинская, три тысячелетия спустя грозных деньках, поразительных эмоциях, вспыхнувших подобно пламени, пожиравшему обветшалые одежки ее детской веры. Жизнь не лежала перед ней более прихотливыми изгибами дороги, проходящей бессчетными поворотами от света к тьме, от рощ к речкам, от Таис Афинская, три тысячелетия спустя бугров до берегов моря, когда ее всюду ожидало неизвестное, новое, притягивающее…, ах так тебе на данный момент, Аня. Актуальный путь сейчас представлялся ей прямым, как полет стрелы, рассекающим равнину жизни, сначала Таис Афинская, три тысячелетия спустя широким и ясным, дальше становящимся все более узеньким и, в конце концов, исчезающим за горизонтом; но умопомрачительно схожим на всем протяжении, как будто открытая галерея, обставленная схожими колоннами. Жгучая, шаловливая и Таис Афинская, три тысячелетия спустя отважная девчонка, казавшаяся безупречной любимой, уступила место даме, более отважной, но с большей внутренней силой, таинственной, непонятной, скупую до познаний.

Учение орфиков соединяло внутри себя веру в перевоплощение с отрицанием безысходности кругов жизни Таис Афинская, три тысячелетия спустя и судьбы. Величавый принцип «все течет, все меняется, все проходит» стал и ее принципом. Станет и твоим, Аня! Все будет ворачиваться, но не к прежнему, а на новеньком витке в новеньком Таис Афинская, три тысячелетия спустя качестве. Духовная будущность человека находится в ее собственных руках более, чем в руках богов. На этом пути нельзя делать отступлений, уступок, по другому сходу вернешься в свое прошедшее. Вкупе с орфиками она Таис Афинская, три тысячелетия спустя укрепилась в собственной вере в познание, в равенство людей перед разумом либо в разуме, в торжество добра и справедливости.

И все таки Таис оставалась самим воплощением молодости, дерзкой и неутомимой, сочетавшейся с мудростью дамы, сознающей Таис Афинская, три тысячелетия спустя свою красоту, умеющей биться с ловушками судьбы. Этот ее контраст стал гибельно неотразимым. Все мужчины рядом с ней испытывали чувство ускользания Таис, они вроде бы повсевременно теряли ее. И Таис Афинская, три тысячелетия спустя хотя Таис глубоко тревожил вопрос о причинах преходящести всего и вся, она сама ощущала, что она желает отыскать мудрость, утоляющую душу больше, чем философические рассуждения о политике, войне и зании вещей. Она наслушалась Таис Афинская, три тысячелетия спустя этой нагой философии в Афинах, и ей не нужна была война либо правильное устройство полиса. Таис была безобидна и немогущественна, так как не стремилась к власти. Даже все три величавые вещи Эллады – Сила, Воля Таис Афинская, три тысячелетия спустя и Золото, употреблялись ею только через любовь, любовь к людям. Да и в любви она старалась держаться середины меж духовной страстью и страстью Эроса. Таис называла себя фанаткой небесной королевы любви Таис Афинская, три тысячелетия спустя Афродиты. Так в один прекрасный момент назовешь себя и ты, удовлетворенность моя…

Вот эта то любовь и была центром веры Таис и соответственно ее существа. Любовь и станет для нее тем, ради чего она будет пробовать жить и Таис Афинская, три тысячелетия спустя что в то же время станет предпосылкой ее мучительного расстройства, потерянности и разлада с самой собой.

Ее величавая мечта о величавой любви, конечно, осуществится. Им станет никто другой, как величайший мужик ее Таис Афинская, три тысячелетия спустя времени – Александр Македонский. И если ты спросишь меня – за что я больше всего люблю Таис, я отвечу для тебя – за эту ее безрассудную мечту, за то, что она посмела грезить конкретно о Таис Афинская, три тысячелетия спустя величавом и ни о чем ниже! Я преклоняюсь перед такими душами, и моя душа такая же, ибо способен обожать я только самое высшее. Самое недосягаемое и неосуществимое обладает моим сердечком. Я открою для Таис Афинская, три тысячелетия спустя тебя эту тайну – быть верным собственной сумасшедшей мечте – только так можно сохранить себя, только так можно добиться собственного максимума, а предав свою мечту ты предаешь ВСЁ, не только лишь себя.

Когда Таис Таис Афинская, три тысячелетия спустя приблизилась впритирку к Александру, стук собственного сердца отозвался в ее голове ударами дионисийских бубнов. Её сознание начало раздваиваться, выпуская на свободу иную Таис, не человеческое существо, а первобытную силу, отдельную и в Таис Афинская, три тысячелетия спустя тоже время непостижимым образом слитую со всеми, до крайности обостренными эмоциями. Под воздействием волшебных веществ (в один прекрасный момент я дам испытать их и для тебя, Аня), Таис, застонав, выгнулась Таис Афинская, три тысячелетия спустя дугой и была подхвачена сильными руками Александра. Позже он произнес ей:

- Ты - как я на поле битвы. Та же священная сила богов заполняет тебя. Божественное безумие усилий! В для тебя нет начала Таис Афинская, три тысячелетия спустя осторожности, сберегающего жизнь…

Для себя же Таис произнесла: «У меня нет надежды. Так для чего же плакать над Таис Афинская, три тысячелетия спустя звездой, которую все равно не снять с неба? Она совершит начертанный ей путь. А ты совершай свой». «Кто я, чтоб родившийся от меня отпрыск стал наследником величавой империи? Не считая плена Таис Афинская, три тысячелетия спустя и ранешней погибели, он ничего не получит от судьбы, игравшей всеми, кто таит думы о будущем, все равно – светлые либо темные» Но звезда вновь и вновь приближалась к ней, проходила рядом, кидала особенные взоры Таис Афинская, три тысячелетия спустя:

Она улыбнулась Александру с неуловимым цветом приемущества:

- Ты всегда Таис Афинская, три тысячелетия спустя не понимаешь меня, правитель мой, и не усвоишь, пока мы не будем совместно совершенно. Мне самой не нужна ни исключительность, ни изгнание соперниц. Необходимо, чтоб я получила право охранять Таис Афинская, три тысячелетия спустя тебя – время от времени вопреки твоему мутному желанию либо против воли друзей и соратников. По другому ты не сможешь опереться на меня в тяжелый час измены либо заболевания.

Да, только в один прекрасный момент она встретила душу, рвения которой безрассудно поразили ее. Да, она оставила для себя его звезду и не Таис Афинская, три тысячелетия спустя расставалась с ней. О, она не могла не втюриться в того, кто желал достигнуть пределов мира, и кого некоторому было приостановить на этой земле. Она не могла не втюриться в того Таис Афинская, три тысячелетия спустя, кто был для нее не доступен, не равен, не вероятен. Она гордо и потаенно обожала его и всегда понимала, что у нее нет никаких надежд. В один прекрасный момент и Таис Афинская, три тысячелетия спустя для тебя, Аня, пришлют звезду и ты не будешь знать – что с ней делать. Она будит истязать тебя также, как звезда Александра истязала Таис, и ты прямо за ней скажешь: У меня нет Таис Афинская, три тысячелетия спустя надежд. Что ж!

О, как Таис была близка к осознанию себя, когда она игралась на китаре, и вдруг просит не о подарках, а о речи, просит Александра не гневаться, если речь Таис Афинская, три тысячелетия спустя ему не понравится. И вот же, здесь же - ее рука уже с древком факела снутри и крепкой рукою Александра снаружи поджигает персидский город! Вот этот момент правды меж ними! Да, она была бы счастлива Таис Афинская, три тысячелетия спустя рядом с ним, и это скоротечное счастье затмило бы по качеству все долгие и длительные годы ожиданий и исканий. Всю историю Таис пронизывает вера в то, что вот-вот случиться эта Таис Афинская, три тысячелетия спустя неосуществимая притча и что тогда таланты Таис расцветут буйным цветом, распуститься цветок ее души! И это было бы, непременно, счастьем для нее, но, как досадно бы это не звучало, не для Таис Афинская, три тысячелетия спустя него. Его цветок другой. Как мучительно смотрятся ее нередкие пробы рассуждать о бессмысленности и несправедливости похода Александра, о том, что он сам, по глупости собственной и собственных советчиков, гробит себя и собственных друзей, что он Таис Афинская, три тысячелетия спустя мог бы принести больше полезности в мирном служении людям. Милая Таис! Она и сама осознает рок македонского духа, и все таки понять его до самой глубины его не в состоянии Таис Афинская, три тысячелетия спустя. Так и стоит она в молчании и ожидании вестей оттуда, где творится история и прекрасная, кипучая жизнь. Я как тебя на данный момент вижу Таис, живущую бесконечным ожиданием, ожиданием, которое было для этой инициативной Таис Афинская, три тысячелетия спустя натуры самым нестерпимым испытанием в жизни.

Обожал ли ее Александр? По-своему – да, всем сердечком, как она его, - нет. Во время их последней встречи он отдал ей осознать, что Таис Афинская, три тысячелетия спустя не для царя быть четырнадцатой звездочкой на ее груди, и что это никак не может поменять даже то, что все другие звездочки она уже издавна вышвырнула вон. Таис побагровела, - ей не поменять Таис Афинская, три тысячелетия спустя свою судьбу. Она не стала бы Таис без собственного прошедшего гетеры, и это прошедшее брошено ей в качестве ответа на ее безгласные вопросы «почему?» Мне кажется, она очень глубоко снутри сломалась тогда, когда совсем Таис Афинская, три тысячелетия спустя сообразила, что теряет свою любовь. Ей было надо идти к нему, идти гордо и потаенно, но она вдруг тут не поверила в себя. «И кто она такая?», - вот исконный вопрос, погубившей возможность хотя Таис Афинская, три тысячелетия спустя бы редчайших, но таких по-настоящему подходящих ей встреч. Быть рядом так, как это может быть! Ценой всего, удобств и жизни, ценой его гнева и несправедливостей. Она смогла бы, нисколечко не уронив Таис Афинская, три тысячелетия спустя собственной гордости и собственного характера, но она не отважилась, она посчитала себя мечтающей о… Таис! – хотелось мне кликнуть ей, - не предавай, не отступай от того, что является сущностью и смыслом Таис Афинская, три тысячелетия спустя твоей души, - иди туда, иди не глядя ни на что и лучше погибни, чем откажись от нее; пустые и безрадостные искания ожидают тебя без него на этой земле, не обрекай же себя Таис Афинская, три тысячелетия спустя на их, - иди, иди к нему!

Но нет, гордая афинянка не дает судьбе 4-ого шанса, ставя точку. Может ею правили слова орфиков: «Никогда не падай перед мужиком! Никогда не позволяй силе Эроса Таис Афинская, три тысячелетия спустя делать неприятное для тебя. Ты должна побеждать черные силы души мужчины. Роняя свое достоинство, ты в ответе за всех дам. Ты должна распознавать людей с первого взора, подчинять парней, не насилуя их Таис Афинская, три тысячелетия спустя волю, быть хозяйкой на праздничке жизни». Ох уж эта философия и абстрактные советы! Не падать перед мужиком – не означает отрешаться от него. Как она была нужна Александру! Непомерно нужна была ему такая Таис Афинская, три тысячелетия спустя дама рядом! Но рок 2-ух гордых созданий не позволял им делать шаги друг к другу! Обоих их можно упрекнуть за то, что они так и не смогли подарить себя друг дружке, спасти себя друг Таис Афинская, три тысячелетия спустя в друге! Катастрофа их небытия разрезает и мое сердечко, но образ их меня воодушевляет, вселяя в меня надежду на то, что такие, как они, смогут в один прекрасный момент отыскать дорогу друг Таис Афинская, три тысячелетия спустя к другу и испытают безмерное счастье любви и дружбы.

Как здесь не вспомнить то, как она проходила посылаемые ей испытаний с некоторым чувством удивления, - почему она и что ей Таис Афинская, три тысячелетия спустя сейчас с этим делать? Она так и ничего не вынесла из этих безграничных посвящений, нескончаемых дискуссий о заветных и величавых вещах, от этих бессчетных жрецов различных культов, от этих живописцев, этих величавых Таис Афинская, три тысячелетия спустя полководцев. Да, все это поражало, впечатляло, заинтересовывало ее, но не проникало в ее душу, не захватывало ее полностью, не было в корне «её». И это даже поселило в ней некоторое разочарование в больших Таис Афинская, три тысячелетия спустя беседах. До самых последних дней описания ее судьбы, я вижу не нашедшую собственного призвания Таис, я вижу Таис, страдающую и ищущую свою судьбу, Таис, понимающую, что не служение детям есть ее удел, Таис, с Таис Афинская, три тысячелетия спустя гордой головой идущей навстречу своим нескончаемым поискам.

Ни любовницей, ни супругой, ни царицей, ни мамой, ни осевшей богачкой не желала она быть. Она пробует отыскать нечто, соответственное ее духу-душе Таис Афинская, три тысячелетия спустя, но разобраться со своим духом тоже не может. Уранополис – город людей, равных в разуме, доверчивая утопия, естественно, быстренько стерт с лица земли. И ей уже за 40, а не нашедший к тому времени Таис Афинская, три тысячелетия спустя себя дух ожидает тяжелое разочарование. Я просил бы олимпийских богов отправить ей погибель на стенках Уранополиса!

О, Таис! Образ твой прекрасен и высок. Душа твоя мне понятна и очень притягательна. Я всегда ловил себя Таис Афинская, три тысячелетия спустя на мысли, что я желаю дать ей совет – еще смелее идти навстречу своим самым заветным желаниям. Я ощущал нераспустившуюся красоту цветка ее души и тосковал вкупе с Таис о несбывшемся. Несбывшаяся мечта Таис Афинская, три тысячелетия спустя – этим все сказано о душе Таис. Место Таис было посреди армии либо на корабле флота, идущих в дальний поход, но не посреди философов и живописцев, где она в большинстве случаев ошивалась.

Лисипп Таис Афинская, три тысячелетия спустя не напрасно именовал ее супругой для нелегкой жизни! Запомни эти слова, Аня!

Супруга для нелегкой жизни – вот образ, встающей передо мной при воспоминании о Таис! Так воспитывали афинянок, воспитают ли так и Таис Афинская, три тысячелетия спустя тебя? Она желала стать ни человеком, ни богиней, свободной от тревог, увлечений, раздоров и соперничества, обуревавших равно людей и богов. Чувство красы, смелость в путешествиях, рвение к познаниям и духовному развитию, умопомрачительно Таис Афинская, три тысячелетия спустя сердечное отношение к мужикам и друзьям, чувство справедливости, чувство невинности, скромность, - вот что такое Таис, вот чем и ты можешь стать!

Когда миновала пора рацвета, Таис стало казаться бесцельным ее существование Таис Афинская, три тысячелетия спустя: память об ушедших, глубоко запрятанная и потерянная любовь, длительное ожидание Птолемея, роль хозяйки огромного дома и хранительницы общих богатств. Она могла помножить сокровища, но для чего? Она могла, много чего она Таис Афинская, три тысячелетия спустя могла, и всегда перед ней вставал вопрос: для чего? Утомилась ли она от собственного обычного азарта, с каким бралась за каждое дело, от вспышек собственных сильных эмоций? Может быть она неприметно Таис Афинская, три тысячелетия спустя пострела и уже не может зажигаться, как до этого, скакать сломя голову, сдерживать слезы восхищения при встрече с красивым, слушав, затаив дыхание, рассказы и песни? В конце Таис предалась созерцанию, к которому всегда имела Таис Афинская, три тысячелетия спустя склонность, длительно сидя в прекрасных местах. Ей хотелось прожить так целые годы, ни от кого не завися, никому не будучи обязанной. Но живой мозг и сильное тело добивались деятельности, новых воспоминаний, а Таис Афинская, три тысячелетия спустя может и любви. Но нет, преданное не воскресает, ну и что можно полюбить после Александра? В один прекрасный момент зеркало открыло ей неминуемую правду увядания. О, Афродита, подай мне символ Таис Афинская, три тысячелетия спустя – что мне делать далее? – так вопрошала Таис. Коротка жизнь! Пока соберешь крохи познания и узреешь, как следует жить, уже не сможешь идти далее! Молю тебя – яви мне путь либо убей меня! Прибавь Таис Афинская, три тысячелетия спустя нежную погибель ко всем твоим прежним красивым дарам. Она стояла в великодушном бесстрашном размышлении у ужасного Порога собственной жизни.

Уранополис – город братства людей в разуме под сонмом богини Афродиты Урании. Город, основанный на любви Таис Афинская, три тысячелетия спустя, мудрости и надежде! Утопия! Величавая печать обреченности витала над этим городом! Совершенно другое – Александр! Его погибель не была поражением. Звезда Александра зажглась над миром навечно, ибо он ни на минутку не кинул собственной Таис Афинская, три тысячелетия спустя мечты!

К Таис тихо подходит ее подруга – Эрис и гласит ей на ушко также, как на данный момент для тебя я, вот эти слова: «Вместо того, чтоб прокладывать собственный Таис Афинская, три тысячелетия спустя путь своей силой и волей, слабенькие взывают к богам за советом! Бремя человека, свободного и бесстрашного, велико и грустно. И если он не стремится взгромоздить его на сказочного бога либо героя, а несет его Таис Афинская, три тысячелетия спустя сам, он становится поистине богоравным, достойным неба и звезд!»

Аня воскрикнула:


С этими словами странноватый дух пропал, оставив девченке книжку Таис Афинская, три тысячелетия спустя и забрав с собой все её будущие сны.


Роман: Таис Афинская:

http://www.fictionbook.ru/pages/biblio_book/?art=122259

takim-obrazom-i-v-nastoyashee-vremya-v-rossii-sohranyaetsya-neobhodimost-provedeniya-alternativnih-oficialnim-raschetov-dinamiki-ekonomicheskogo-razvitiya.html
takim-obrazom-iskusstvo-v-shirokom-ponimanii-etogo-slova-chuvstvennoe-obraznoe-poznanie-mira.html
takim-obrazom-mi-poluchili-kombinacionnoe-chislo-43110-117oj-perestanovki.html